Общие и специальные основания освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности: проблемы теории и практики

 

Рябов Алексей Игоревич

магистрант, Университет «Синергия»,

Россия, г. Москва

 

 

                                                                                             Ryabov Alexey Igorevich

Master's student, Synergy University, Moscow, Russia

                                                                         

 

АННОТАЦИЯ

 

В статье подвергается критическому анализу институт освобождения от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности. Рассматриваются его состояние и степень необходимости в рамках законодательства в действующей редакции, при этом акцентируется внимание на ее непоследовательности, запутанности и техническом несовершенстве. Чем больший вред причинен экономическим преступлением, тем бо́льшую выгоду получает государство, если предприниматель примет решение о выполнении предусмотренных законом условий освобождения от уголовной ответственности. Учитывая современную политику гуманизации и особого снисхождения к предпринимателям, совершившим преступления, оценив свою собственную выгоду, предприниматель может выбрать наказание, а не освобождение от уголовной ответственности, по причине болей жесткости последнего. В итоге относительная безнаказанность повысит привлекательность экономической сферы для сформировавшихся организованных преступных группировок.

 

 

 

annotation

 

The article critically analyzes the institution of exemption from criminal liability in cases of crimes in the field of economic activity. Its condition and the degree of necessity within the framework of the legislation in the current version are considered, while attention is focused on its inconsistency, confusion and technical imperfection. The greater the damage caused by an economic crime, the greater the benefit the state receives if the entrepreneur decides to fulfill the conditions provided for by law for exemption from criminal liability. Taking into account the modern policy of humanization and special leniency towards entrepreneurs who have committed crimes, having assessed their own benefits, an entrepreneur can choose punishment rather than exemption from criminal liability, due to the pain of the latter's rigidity. As a result, relative impunity will increase the attractiveness of the economic sphere for the formed organized criminal groups.

 

Ключевые слова: экономическая деятельность; преступление; освобождение от уголовной ответственности; гуманизация; равенство; справедливость.

 

 

 

В России в настоящее время взят курс на последовательную либерализацию уголовного законодательства в сфере экономики. Потребность в подобной модернизации объясняется целым рядом существовавших и существующих недостатков [1]:

- решения о применении уголовного законодательства в сфере экономики во многих случаях по различным причинам (коррупция, произвол, непрофессионализм, низкое качество уголовного закона) непредсказуемы;

- наличие статистически зафиксированного разрыва между количеством выявленных преступлений и приговорами настолько велико, что оно может означать смещение юрисдикционной власти от суда к досудебным органам, заменяющим приговоры иными мерами;

- издержки государства на осуществление уголовного преследования в этой сфере слишком затратные, и поэтому с большой вероятностью можно предполагать, что эти издержки больше, чем выгоды;

- защита собственности, контрактов и личной неприкосновенности субъекта экономики является недостаточной либо деформированной.

Большим достижением при совершенствовании уголовного законодательства в экономической сфере стал Федеральный закон от 7 декабря 2011г. № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации [2]. В соответствии с названным законом по ряду экономических преступлений теперь возможно освобождение от уголовной ответственности при соблюдении определенных условий.

Такими условиями являются:

  1. Совершение преступления из числа конкретно указанных в ст. 1 Уголовного кодекса РФ (УК РФ) впервые.
  2. Возмещение ущерба, причиненного гражданину, организации или государству в результате совершения преступления.
  3. Перечисление в федеральный бюджет денежного возмещения в определенном размере либо дохода, полученного в результате совершения преступления, и денежного возмещения в определенном размере, полученного в результате совершения преступления.

Попробуем разобраться в конкретной ситуации. Например, ущерб в результате незаконного получения государственного целевого кредита (ч. 2 ст.176 УК РФ) составил 1 млн. руб. Следовательно, необходимо вернуть данную сумму потерпевшим и перечислить денежное возмещение государству в пятикратном размере. Как мы видим, прослеживается явная экономическая заинтересованность того же государства в пополнении бюджета – это раз, неграмотно скрытые фискальные интересы – это два [3].

Следовательно, чем больший вред причинен экономическим преступлением, тем большую выгоду получает государство, если предприниматель примет решение о выполнении предусмотренных законом условий освобождения от уголовной ответственности. Безусловно, нужно учитывать и размер наказания по соответствующей статье УК РФ. Так, за незаконное получение государственного целевого кредита лицо наказывается в соответствии с ч. 2 ст. 176 УК РФ штрафом в размере от 100 до 300 тыс. рублей или в размере заработной платы либо иного дохода осужденного за период от 1 года до 2 лет, или ограничением свободы на срок от 1 года до 3 лет, или принудительными работами на срок до 5 лет, или лишением свободы на тот же срок. Учитывая современную политику гуманизации и особого снисхождения к предпринимателям, совершившим преступления, оценив свою собственную выгоду, предприниматель может выбрать наказание, а не освобождение от уголовной ответственности, по причине большей жесткости последнего. Получается, российский законодатель, защищая права предпринимателей, не совсем осторожно отнесся к данному факту.

Процессуальный механизм освобождения от уголовной ответственности закреплен в ст. 28.1 Уголовно-процессуального кодекса РФ (УПК РФ). Суд, а также следователь, с согласия руководителя следственного органа прекращают уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 198-199.1 УК РФ, при наличии оснований, предусмотренных ст. 24 и 27 УПК РФ или ч. 1 ст. 76.1 УК РФ, в случае, если до назначения судебного заседания ущерб, причиненный бюджетной системе РФ в результате преступления, возмещен в полном объеме. Единственным препятствием со стороны уголовно-процессуального закона, а значит, и дополнительным условием освобождения от уголовной ответственности будет возражение самого подозреваемого (обвиняемого). До прекращения уголовного преследования лицу должны быть разъяснены основания его прекращения и право возражать против прекращения уголовного преследования. В научной литературе встречается мнение о некоторой противоречивости норм материального и процессуального закона при регулировании вопроса об освобождении от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности.

Например, по мнению Н.А. Егоровой, суд вправе, а не обязан освободить лицо при наличии всех условий, в том числе и согласия самого обвиняемого [4].

Однако, не все разделяют такую точку зрения. Так, например, Н.В. Ильютченко считает, что в данном случае суд становится органом уголовного преследования и искажает сущность и уголовного, и уголовно-процессуального закона [5].

Федеральный закон № 420-ФЗ вызвал резкую критику как экспертного сообщества, так и простых граждан. Прежде всего большинству не нравится «сословность» закона, отказ от основных принципов уголовного права – принципа равенства граждан перед законом, предусмотренного ст. 4 УК РФ. На практике это выглядит так, что несовершеннолетний, совершивший кражу мобильного телефона стоимостью 6 тыс. руб., т.е. экономическое преступление против собственности, получает 2 года лишения свободы реально, при этом у него нет возможности освобождения от уголовной ответственности, какая имеется у предпринимателя, причинившего несопоставимо более крупный ущерб. Общество недоумевает, почему благополучные, успешные люди официально выделены в особо привилегированную группу. Само государство запрещает «кошмарить» бизнес, предлагая все время новые изменения уголовного законодательства [6]. Ведь речь идет не о добросовестных, законопослушных гражданах, а о лицах, совершивших преступление.

Экономическая сфера отличается только тем, что в основу уголовно-правового запрета положена не концепция насилия, а концепция обмана. Иначе говоря, если вы никого не обманываете - ни государство, ни контрагента, ни потребителя, то ни о каком уголовно-правовом запрете речи идти не может. Пока обмана нет, рыночные отношения свободны и регулируются исключительно частным правом. Когда он возник, уголовно-правовая реакция целесообразна, легитимна и неизбежна. [7].

Второй момент: почему одни экономические преступления вошли в ч. 2 ст. 76.1 УК РФ, а другие нет, и почему разные части одной статьи влекут неодинаковые последствия? Обратимся к ст. 184 УК РФ «Оказание противоправного влияния на результат официального спортивного соревнования или зрелищного коммерческого конкурса». Учитывая, что примечание к указанной статье, распространяющее свое действие на её ч. 1 и 2, предусматривает иные условия освобождения лиц, совершивших подкуп участников спортивных и иных зрелищных соревнований, возникает ситуация, когда в случае применения норм о специальном освобождении подкупаемое лицо, находится в более привилегированном положении, чем лицо подкупающее. На это обстоятельство справедливо обратили внимание О.Г. Соловьев и А.А. Князьков [7].

Реформа уголовного законодательства в сфере экономической деятельности продолжается. Уже обсуждается вопрос об исключении из УК РФ ст. 171 «Незаконное предпринимательство» К чему приведет последовательное ослабление уголовной ответственности в экономической сфере? Весьма печальные перспективы обрисованы П.А. Скобликовым [8]. Он отмечает, что в борьбе «чистого» и «грязного» бизнеса при осуществлении нынешней политики «гуманизации» явные преимущества появляются именно у «грязного» бизнеса.

Кроме того, произойдет углубление и расширение проявлений организованной преступности в экономической сфере.

Во - первых, значительное увеличение числа экономических преступников приведет к обострению конкуренции между ними и, как результат, к появлению новых сильных преступных группировок (которые имеют больше шансов преуспеть, нежели одиночки и плохо организованные преступные группы). Во – вторых, относительная безнаказанность повысит привлекательность экономической сферы для уже сформированных организованных преступных группировок, извлекающих доход в других сферах. Поэтому часть обозначенных группировок перепрофилируется и переключится на экономику в качестве основной или дополнительной области приложения своих усилий.

Ярко данную мысль иллюстрирует подобного рода ситуация. В марте 2013г. в Москве задержана преступная группа, «отмывающая» деньги [9]. По данным следствия, незаконной банковской деятельностью в сфере электронных платежных систем с использованием банковских карт занимались двое жителей столицы. Организатор такой группы, 41-летний злоумышленник, имеющий высшее образование, создавал фиктивные фирмы, которые были использованы им для оказания услуг организациям, уклоняющимся от уплаты налогов.

Для того чтобы «отмыть» деньги, преступники заключали с организациями фиктивные договора вроде как на оказание различных услуг. Затем подставные фирмы, получив денежные средства за «выполненную работу» переводили их с помощью электронной системы «банк - клиент» на свои расчетные счета в банке.

По данным следствия, во всех подставных фирмах сотрудниками числились так называемые мертвые души – граждане, утратившие ранее паспорта. Злоумышленники, используя эти паспортные данные, оформляли пластиковые карты, на которые и переводились впоследствии из банка денежные средства в качестве «зарплаты». Обналичивались деньги в банкоматах, доступ к которым осуществлялся исключительно в помещениях фирм-однодневок. В организации они возвращались за вычетом 3,5-4,5% за оказанные преступникам услуги.

За два года преступной деятельности злоумышленники успели «заработать» более 200 млрд. руб., а ущерб государству, только по предварительным подсчетам, составил свыше 2 млрд. По данным следствия, часть денежных средств выводилась клиентурой подставных фирм за пределы Российской Федерации, при этом некоторые из клиентов финансировались из государственного бюджета.

Таким образом, рассматриваемые новеллы УК РФ и УПК РФ ввиду их непоследовательности, запутанности, технического несовершенства не заслуживают огромного одобрения, как это видит законодатель. По нашему мнению, цель в данном случае, не оправдывает средства. Более того, реализуемая политика государства в этой области может привести к новым неблагоприятным последствиям.

 

                                          

                                         Список литературы

 

  1. Концепция модернизации уголовного законодательства в экономической сфере. М.: Фонд «Либеральная миссия», 2010. 196 с.
  2. Федеральный закон от 7 декабря 2011 г. № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 50. Ст. 7362
  3. Ильютченко Н.В. Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности: условия и механизм реализации // Предпринимательское право. 2013. № 3. С. 66–70.
  4. Егорова Н.А. Ответственность за «служебные» мошенничества: необходимость новых правовых подходов // Российская юстиция. 2014. № 8. С. 19–22.
  5. Головко Л.В. Концептуальные основы уголовной политики в сфере экономики // Закон. 2011. № 9. С. 43–56.
  6. Соловьев О.Г., Князьков А.А. Об освобождении от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (статья 76.1 УК РФ) // Законы России: опыт, анализ, практика. 2012. № 7. С. 80–82.
  7. Скобликов П.А. Основания и последствия ослабления ответственности за экономические преступления в современной России // Закон. 2011. № 9. С. 96–105.
  8. Электронная газета «Право. ру». URL: http://pravo.ru/news/view/50525. (дата обращения: 24.11.2015).

Другие работы

0

Ваши заказы

Количество: 0 Товаров: 0
Корзина пуста
No Product in the Cart!
0
0
₽0.00
x
x
x